- Письма с картинками №20, Июль-Сентябрь 2001г.



Смысловые галлюцинации

 

"Лавировал, лавировал,
но никак не вылавировал."

Четвертак. Грубо. Неодушевлённо. Споткнуться можно... Надо же! Сам и споткнулся.

День Рождения

В свой 25-ый День рождения я думал созвать лучших друзей и посидеть где-нибудь с весёлыми рассказиками и шумными шутками в русском уютном рестранчике. Они бы и созвались. Но, видно, жутко-чёрные и противоестественные магнитные всплески разгорячённого июлем солнышка так не думали - запятнали мне весь праздник! Вова позвонил накануне в среду и сказал взолнованным голосом, что летит в выходные в Минск на свадьбу к брату! Свадьба - это святое... Его подруга Светлана где-то пропадала на массачусетских островах в поисках зелёного счастья. Деньги - это святое... Алексей улетел в Детройт за своею женой. Жена - это святое... Правда была ещё надежда на веселье, когда у коллег по работе засверкали глаза - услышали про халявное мероприятие (пришлось намекнуть про халявную суть напитков... что с ними поделаешь), но - деликатно и небеспочвенно отказались. Что же, понимаю - у всех дела. Дела - это святое... Остались добсферийцы Ленка-бартендер с Алексеем и бруклинцы Иринка-стоматолог с Айзеком. Стоит ли говорить о том, какими безуспешными должны были оказаться мои уговоры, принимая во внимание тот факт, что видел я их два раза в жизни (суммирая всех по отдельности).

До Иры я начал дозваниваться за три дня, передразнивая в слух их автоответчик. После дня рождения я дозванивался ещё три раза по три дня... А вот Лена приехала. И как только Лёшка её одну в Нью-Йорк отпустил... к холостому мужчине! Впрочем, я им всем скорее подружка, чем мужчина :)

Целый день, благо погодные условия позволяли, мы прослонялись по центральным магазинам Манхэттена. А когда открылся предложенный мною конечный пункт - The Russian Vodka Room (не путать с нашей рюмочной!) - мы, наконец, плюхнулись за стол... Ленка в сотый раз рассказала мне свою счастливую встречу с Алексеем, его неземные мучения и тернии, котрые она ему разбрасывала, потом ещё, ещё... Ленок, тебе бы на радио работать - с тобою даже разговаривать некогда!

Двое - компания, трое - криминал. Десять - была бы уже толпа! А если бы и она не пришла? Бррр... Спасибо тебе, Ленусь. Век не забуду. И на свадьбе даже согласен свидетелем быть (если свидетельницу красивую приведёшь... молоденькую... с влажными глазёнками, с упругой талией, с нежными ручонками, курносым носиком, с высокой грудью и с малиновыми горячими гу...) Хм-м-м... О чём это я? В общем, посмотрим. А если серьёзно, я, правда, благодарен всем, кто отзывается на мои просьбы встретиться и просто поговорить о жизни. Спасибо и тем, кто просто вспоминает обо мне - я о вас всех тоже часто вспоминаю.

А лето, между тем, уже подкатило к своему концу. Скоро обзовут его синоптики бабьим, а через недельку-другую дадут ему пинка среднесуточной нормой и зарисуют свои карты косыми зябкими чёрточками и плоскими серыми тучками. А, так ему и надо! Я осень люблю.

Лето уходит, а с ним и время. Но что же случилось этим летом? Летом всегда должно быть что-то, что останется до весны. Чем запомню я первое лето третьего тысячелетия? Да ничем особенным... Однако, осталось какое-то нежное тепло от ушедшего лета. Есть. Хотя, говорят, было оно необычайно холодным в Нью-Йорке в этом году.

Вот Ирина в Питере замуж в октябре пойдёт - это приятно, и очень приятно, надеюсь, будет вспоминаться после. Но это не моё... А этим летом я всё таки ещё больше переменился. И особенно важно то, что ушло, наконец, из моего нутра тяжёлое и несносное ощущение одиночества и обеспокоенности. Видно, угодно было воле магистра судеб, маэстро случаю, заразить меня неизлечимым чувством к такому маленькому человечку с таким большущим сердцем, которого я видел всего три молниеносных дня в жизни, но без которого не проходит ни одна минутка моего 25-го лета и уже осени... Как хочется, чтобы эта осень была чуть-чуть больше, чем просто моей. Какими счастливыми, радостными и какими тяжёлыми и нелепыми, порою просто чужими и злыми были эти мои минуты - тогда; и какими, в конечном счёте, дорогими они становятся с каждым днём теперь... Утомил, я вас. Знали бы вы, как я себя порою утомляю! А рассказать вам кое-что по серету? Я в Данию лечу. К Наташе. Уже совсем скоро - в ноябре... Вот пишу сейчас и пытаюсь представить, насколько нереально было бы даже просто подумать о таком года три назад... Даже и сейчас, вроде бы всё реально (трудно поспорить с тем, что есть) - а я с трудом осмысливаю свою радость, что скоро её увижу, что... Не будем забегать наперёд. Да и не вам это. Это нам. А вам - несколько вырвавшихся летом зарисовок моих мыслей. Не ищите в них ничего - просто читайте. Читайте мои мысли.

"Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?
Иль зачем судьбою тайной
Ты на казнь осуждена?"

А.С. Пушкин

Все вечера - как один... Выходит, если времени нету сегодня... то его ведь не будет никогда! Однако... Ну что же, тогда просто украду у этого времени пару часиков... Потерпит время.

А хорошие сейчас стоят дни: голубовато-зелёное небо, уставшее солнце, - осень уже совсем рядом. Под ногами шуршат первые жёлтые, хрустящие листочки. Ещё совсем одинокие, они перекатываются по тротуарам, цепляясь на минутку за бордюр, пока снова внезапный ветер не хлопнет по лицу приятной прохладой и не остановится виноватой улыбкой на раскрывшихся губах прохожего... Так хочется стоять вечером и глотать тишину и это вспомнившееся забытое.

Как всегда осень приходит быстро и внезапно. Скоро и следа от лета не оставит. И как каждый год бывает, (но только во всё убыстряющемся с каждым годом темпе) ждёшь это жаркое и радостное лето... А оно - вокруг тебя, и - ... поздно; проносится, - и тут же исчезает. Даже запахов не остаётся. Только жёлто-красные следочки на земле, словно ходит кто-то по ночам и ищет чего-то.

У осени много больше запахов. Мокрые пожухлые листья пахнут скользкими волнушками и груздями. Вода - леденящим тёплые руки мхом. Стены улиц - реденьким, едва тёплым светом белёсого неба. А когда ложится туман, тут уж все тысячи запахов растворяются в одном целом.

Интересно, говорят, что люди как и животные влюбляются (если можно так сказать о животных) по запаху. Он влечёт их до тех пор, пока они не насытятся им и не устанут от волнующего неконтролируемого ими чувства. Осенью люди сыты. Потому, наверное, и влюбляются чаще весною, когда всё кругом расцветает новыми ароматами, когда утренний, чуть морозный воздух бодрит и звенит забытыми, но моментально и сладко узнаваемыми мелодиями в обнажившейся после зимы, голодной пустоте.

Что за чудо это наше воображение! И даже в душной комнате, бывало, во всей первобытной свежести, вдыхаемой натурально осязаемыми запахами, представишь вдруг себя в тени яблони, - попивающего холодное молочко с большим куском макового пирога... Или скрипнешь зубами, почувствовав, как сводит зубы от колодезной воды, и - вот ты, вынув голову из ведра, глотаешь ещё один (поледний) божественный глоток и (с непремено издевательским выражением лица) выдыхаешь наружу длинное и крехтящее “а-а-а-а-а-а-ах”... Всё наша память. Моя то есть. Ваша тут ни при чём. Она, она, коварная, виновата! Только она может так хитро и обманчиво играть воображением, которое на самом-то деле окружено 35-градусной городской духотой... И отчего именно тот, а не иной момент вспоминается мне сейчас? А другой раз, бывает, и вспоминать даже не собираешься - просто в ванную залазишь, и вдруг запахнет шампунем с полочки и... И улетел далеко: в страну таинственных необъяснимых ощущений... - улетел. Ну вот, забыл, что хотел написать. В общем, воображение - славная вещица. Особенно, если есть, что вспомнить! Ну что, поехали ворошить прошлое дальше?

“Что пройдёт, то будет мило.” А как же! Будет, будет. Когда, случается, совсем нечем оправдать настоящее, я ненароком утыкаюсь в свои мечты. Они просты, разумеется. Они, понятное дело, далеки и не скоро сбудутся... А, может, вовсе не сбудутся. Кто знает! Но каждый раз натыкаюсь на них. На свой дом. На свой вид из окна. На то, как открыто и величественно течёт река. Мне всегда нравилось её название. На то, как несут облака добрую надежду и как уносит ветер трудные дни. На угасающий красный закат. На зажигающиеся звёзды. На ночь. Одним словом, на всё что угодно, но не на то, что творится сейчас и здесь...

Я тут шёл мимо City Hall (милейшее место в нижней части Манхэттена) и подумалось... У человека есть удивительное свойство не уметь видеть настоящее счастливым. Ведь тот же самый фрагмент памяти он часто обрисовывает потом другими ассоциациями. И вот, к примеру, взять этого прохожего с пачкой бумаг под мышкой. Он в тысяча сто четырнадцатый раз бежит мимо фонтана. Бежит по зеркальным плиткам мрамора, совсем не глядя на них, а через десять лет расскажет сыну, какие очаровательные изображения на тех плитах и как красиво их освещают фонарики, у которых лампочки - ну точно свечи! Как играет макушками вековых деревьев сад - в отблесках сирен... А ведь настоящее - это одновременно и будущее. Время просто у них разное. И тёмное прошлое - оно ведь когда-то было серым настоящим, и даже - грезилось многим светлым будущим! Время, время, время... Его вроде бы и не существует - мы же есть только вот в этот миг - сейчас. Разве есть другое время? Софистика. Глупости это всё.

Ещё, бывает, резко сменяя мысль или ударившись о прохожего, теряешь почву под ногами - словно потерялся на секунду, словно проснулся во сне - но оглядываешься, и -опять кругом реальность!.. Вечная. Знакомая. Предсказуемая. Без сказок. Без чудес. Родная. Реальная и одновременно такая нереальная по одной и той же причине: в ней есть мы, - а в нас есть - сознание, память и воображение.

"...кто меня враждебной властью
Из ничтожества воззвал,
Душу мне наполнил страстью,
Ум сомненьем взволновал?.."

А.С. Пушкин

Галлюцинация

Когда начинается гроза, меня почему-то охватывает необъяснимый трепет. Не смейтесь. Не шучу. Словно волна чувств накрывает. Словно я спал, и кто-то внезапно начаинает трясти и будить меня, и сам тут же, размахивая в восторге руками, уже бежит к окну и говорит, что там... Чёрт его, короче, знает. Но там точно что-то есть. Хочется смотреть на эти льющиеся нити воды и улыбаться.

Люблю дождь. Люблю видеть, как остывает воздух и несутся по асфальту ручьи. Смотрю сейчас на них, и мне кажется, что с каждым лопающимся пузырём уносят эти ручьи прочь нехорошее: маленькое, колкое, скверное... - нехорошее. А сам я с каждой каплей всё глубже напитываюсь чем-то приятным: большим, чистым... - приятным. И пускай я знаю, что это всего лишь капля моей фантазии, разбавленная в обыкновенном H2O, и что в реальности идёт самый натуральный, омерзительный, мокрый дождь, - мне всё равно хочется его ещё. Мне хочется ещё хоть пять минут побыть частичкой прекрасного, сумасшедшего и невероятного мира.

Ещё одна смысловая галлюцинация

Вчера я стоял у раскрытого окна. Перелистывал последние страницы очередной книги. Мозг был как обычно увлечён перехлёстывающими прогнозами сюжетной линии. А сердце... Я иногда начинал прислушиваться к нему; тут же терял смысл слов, за которыми по инерции петляли глаза, - пытался начать прочесть страницу по новой, а сам вместо чтения снова слушал... Слушал и не находил! Оно молчало. Оно перестаёт быть моим. Оно отстукивает не мои - чужие - удары и уносит мои - не чужие - чувства. Как будто секундная стрелка часов, внутри которых уже закончился завод, но их встряхнули - и они снова тикнули, но тут же предательски остановились. Ну почему я становлюсь таким? Почему вообще я об этом думаю? Какая фиг разница. Есть оно - значит стучит. Со мной - значит моё... Но ведь я же не был таким. И я не такой. Не хочу быть таким. Я ненавижу растворяться во времени, исчезать, остывать. Или это просто ещё одна моя галлюцинация?! Чтобы это ни было, я хочу чтобы ты, сердечко, билось, чтобы рвалось на куски, чтобы давило и мешало спать по ночам. Я не хочу, чтобы с годами ты подчинилось бы опытному разуму. Не хочу вырабатывать никаких иммунитетов. Хочу - по-настоящему. Пускай не вернуть прошлое, пускай не свернуть обратно - но ведь хоче... Стой-ка. Неужели я и по-прежнему хочу? Ну! тогда всё в порядке. Стучи сердечко, стучи, а предашь - само и пожалеешь :)

Какой всё таки чудовищной красоты этот дождь. Мощный, прямой, он сильнее всех на свете. Он в эту минуту, кажется, смог бы всё. Уже не только машины, уже дома поплыли в этом потоке воды. Неужели обыкновенное облако может вместить столько тонн воды?

Наивный, я продолжаю смотреть на бурлящие ручьи. Оглушённый, я прислушиваюсь к несмолкаемому барабанящему стуку, пытаясь разобрать... или разобраться. Пытаясь удержаться наплаву в несущемся потоке. Я несусь как эта шумящая стихия. Пытаюсь подгрести к берегу, но уже и берега уносятся - поток ширится и исчезается, я уже вижу себя маленькой точкой... И кто только ставит эти точки?! Кто решает, чему быть, а чему - нет? Кто превращает нас в точки? Неужели мы сами? Было бы нелогично. Сотни миллионов лет гены сопротивляются своим формам, борятся за свободу, выбирают, добиваются, превращаются во всё более красивые и гениальные творения. Природа человека прошла очень много, чтобы начать вдруг себя разрушать...

"...цели нет передо мною
Сердце пусто, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучный жизни шум."

А.С. Пушкин

А может, всё не так? Может, не молекулы и не запахи влекут победить, а мы - сами. Сами боремся с собой, сами и побеждаем... Сами любим. Вздор. Человек потому и не обезьяна, что живёт не один и не для себя, не сам, а с людьми и для них. Потому и звучит это гордо.

Когда ты один - очень чётко начинаешь видеть и осознавать правду границы между светлыми, чистыми, красивыми понятиями с одной стороны, и - пошлыми, бессмысленными, животными телодвижениями - с другой. А когда не один - счастлив. Счастлив, потому что появляется смысл в том, что живёшь.

Природа человеческого воображения и сознания удивительна... Всё время шёл дождь, но внезапно вспыхнула живая искорка (не дождь её гасил - моя собственная озабоченность). Вспыхнула и заиграла маленьким огоньком. Пламя его задрожало, стало снова исчезать, но... мы прислонились друг к другу, закрыли его ладошками от злого ветра. Мы улыбнулись, когда увидели, как огонёк начинает всё живее и живее вздрагивать, заражая другой потухший уголёк, начинает ярче играть смешинками в уголках твоих губ, мелькает в повлажневших глазах и начинает сладко согревать наши ладони... - и как радуется тому, что снова кому-то нужен.

То be continued...

Ещё не решил, о чём конкретно будем следующий выпуск... Может присоветуете? Пишите - лето кончилось! Хватит пиво пить и загорать.

Не скучайте. И не шумите, пожалуйста, если я задержусь с новым выпуском - вся жизнь ещё впереди. Всё только начинается...


Visit #99120Visit #99120Visit #99120Visit #99120Visit #99120
Next Page Previous Page Previous Page