- Письма с картинками №2, Февраль 2000г.



Особенности национальной культуры

 

12 февраля

Проснувшись уже в десятый раз от завывания паровой батареи в моей спальной, я, придя в себя после первого вдоха кислой краски, вытер лившийся ручьём с моего лба пот и, решив, наконец, что дальше так -- нельзя, сполз с моей Queen-size кровати, и пополз туда, где уже девять раз за ночь жаждал очутиться и что, будучи в ужасном трансе, откладывал...

Я стоял на коленях (не возле унитаза, как подумал ты, развращённый читатель!) у этой чудовищной -- напоминавшей паровоз -- батареи, пытаясь отыскать тот самый заветный рычажок, краник или кнопочку, которая остановила бы этот ночной кошмар: "Она должна здесь быть... совершенно однозначно... иначе я просто умру от жары или... я не знаю, что сделаю с этой батареей!" Но волшебный краник конечно же был и даже отлично крутился – только вот толку с того было очень мало. Моя подруга явно не хотела умирать; что же, во всяком случае, она уже не так ревела, как ночью. Вот таким я увидел утро первого дня в своей новой обители.

Я, оказывается, совсем недооценивал американцев! Они-то ведь с Этим живут столетиями! "Бедные, несчастные людишки… здесь ни какой психолог-социолог не поможет, ни за какие деньги… разве что – психушка? Хотя и там отопление паровое, как и во вём городе," – думал я, а самого больше волновало, чего бы пожрать в этом пустом доме. Сей риторический вопрос не требовал на самом деле таких огромных усилий мозга, и ответ был прост: "нечего", -- но мне было до того хреного, да и к тому же, уж лучше о еде думать, чем о том, чем мне предстояло заниматься в последующие два дня...

До магазина было около 15 минут ходьбы пешком, поэтому завтрак я проигнорировал. Зато нельзя было проигнорировать тот слой пыли и краски, который осел на едва видневшемся паркете. Я не буду описывать читателю все те грязные мысли по этому поводу, скажу только, что чистить свой apartment мне предстояло те самые два дня подряд.

Когда уже начало темнеть и не было больше сил водить руками в нескончаемой краске, которая так обильно окропила паркет, что было бы логичнее просто перекрасить его целиком в белый цвет, когда мысли о еде переросли в стихийное бедствие, я вспомнил о русском уютном ресторанчике на Брайтоне, где в прошлый weekend я, Вовка Sysman и Лёша Рудько вместе неплохо отобедали… Дальше был просто животный инстинкт.

Соединив завтрак, обед и ужин в одном месте, я приподнял это место из-за стола и побрёл к океану. Было хорошо… очень хорошо… нет, очень-очень хорошо. И люди улыбались как-то особенно в тот вечер, и русская речь вовсе не резала слух. И я уже не думал, как раньше, что русским здесь, наверное, плохо – уж очень скучными и унылыми показались мне в первые дни их лица. Всё это – сентиментальные бредни: тоска по родине, чужие порядки... – главное, чтобы друзья были и чтобы знал, чего хочешь в этой жизни. Тем более, что в этой стране добиваться любой нереальной цели очень реально. Это не пустые слова, поверьте. Не подумайте, что я забурел или плевать хотел на родину, наоборот, -- в этом плане я стал патриотом! Кажется кто-то из русских режиссёров, высказывал такое же мнение, что по-настоящему начинаешь любить свою землю, только когда ты с ней расстаёшься. А ещё особенно обидно за то, в каком положении оказалась Беларусь, да и весь бывший СССР тоже. Люди ведь вовсе не идиоты, а житья нету. А, может быть, правы те, кто говорят, что русские просто не ценят свободы (они жизни своей не ценят!) – тогда зачем, спрашивается им свобода эта нужна?

 
"...мне вчера дали свободу,
что я с Ним делать буду?"

13 февраля

На завтра было куда веселее. Может, потому что 13-ое число, а может, потому что было необычайно тёплое весеннее утро. Ночь прошла без кошмаров, батарея не донимала, грязи в доме заметно поубавилось, продуктов в холодильнике, наоборот, -- прибавилось. Одним словом – прогресс. Будучи в приподнятом настроении я достал телефонную книжку и стал звонить всем подряд.

Процедура оказалась, к моему большому удивлению, длинной и очень занимательной. Только сильно смущал этот ваш неизменный вопрос (вы там что, сговорились?), "а как работа"… Да никак! Нету, можно сказать, никакой работы. Разве это дело – писать VB скрипты для Web сёрверов (так их тут произносят). Слава богу, что это только "пока" – "потом" обещает быть интересным… Работы здесь много! Приезжайте, кто может,а кто не может – прилетайте.

Хотя, откровенно говоря, денежная работа здесь в основном паскудная и примитивная (типа скриптов), но терпят её и предпочитают очень многие, я бы даже сказал все. Я и сам частенько стал соглашаться с мыслью о том, что деньги поважнее того, что ты конкретно делаешь на работе… Боже, как низко я пал! Неужели это мои слова? Проклятая Америка! Так и в обезьяну можно привратиться, или в негра какого-нибудь. Их тут – море. И никто из них не хочет работать …стоп, есть еще порох в пороховницах, раз негры задевают! В конце концов, это ведь скушно и неправильно – думать лишь о деньгах.

17 февраля

Ох, и быстро же летит время! Неделя, словно один день, запомнившись только таким живительным глотком кофе утром -- не дав, как следует, разглядеть её сути -- внезапно подкатила к своему завершению, приятно напомнив уже во второй раз: завтра – пятница, т.е. payday! Однако, радоваться нечему. Всё пойдёт на долги и счета за услуги. Да, если так будет и в конце второго месяца моего пребывания в Нью-Йорке, то – помилуйте, а где же Рай на земле? Или, по крайней мере, справедливость!

Хватит о бытовухе. Пора рассказать читателю о главном, об особенностях национальной культуры.

SSN. Эти три магические буквы знакомы каждому американцу. Дословно они переводятся как Social Security Number. Нет, это не то же самое, что было в Освенциме. Это есть маленькая серая бумажка без фотографии, которая даят вам возможность легально жить, радоваться и получать другие бумажки, без которых, жизнь – не жизнь. Везде, где у нас спросят паспорт, у них – не обойтись без SSN.

А паспорту здесь не верят вовсе! Пришёл я как-то в банк, чтобы поменять валюту (как ни странно это звучит), а они мне: "Picture ID please". Я им сую паспорт, мол, вон там пикчур есть. Она так удивилась, вертела его, как мартышка очки. У них ID (удостоверение по-нашему) – это либо права (drive license) либо бумажка, подтверждающая, что прав у тебя нет (non-driver ID). Вот она и давай строить догадки. "Путешествуете", -- спрашивает. Щас, думаю, гражданину БССР тока и путешествовать. "Работаю", -- отвечаю. Это её конечно совсем не удивило – тут все работают! Потом, глядя на герб, который, было заметно по лицу, ей что-то сильно напоминал, но что точно, она не знала, она спросила ещё один чрезвычайно последовательный вопрос: "Откуда вы?". "Оттуда", -- говорю. Она меня наверное раз пять потом посила это слово прочитать… Боже, почему я маленьким не умер! Был бы зато Soviet Union с красным и могучим серпом и молотом… "Ах, бьелоруз,… ах бывший USSR…" - Чему вас только в школе учат!

Однако, SSN и ID – это не все особенности здешней бюрократии. Ну, бумаг здесь столько же много и таких же разных, как и у нас, а вот зато в отличие от нашей совковой бюрократии, у них всё шлют почтой. Например, вам не нужно идти куда-то, чтобы заплатить за свет. Вы просто получите по почте конвертик с билом, выпишите чек, не выходя из дому, приклеите марочку, а завтра, по пути на работу, опустите этот чек в ящичек. Забавно? Бывает и ещё забавнее! Когда вы открыли счёт в банке, пароли и номер карточки для доступа к вашим миллионам, вы обнаружите в вашем почтовом ящике! Подсчитайте теперь, когда у нас будет коммунизм, если в союзе 99.(9)% всех ящиков без замков, дверц либо просто лежат на полу.

Также большой колорит в их жизнь вносит езда в метро. The best way to get to a party on the ground is under ground, -- гласит плакат метроплитена. И, действительно, сетью метро пронизан везь город и его пригороды. Так вот, а особенности следующие. Во первых, грязно и крысы бегают вдоль рельс прямо у ваших ног. Во вторых, остановки объявляют так, что лучше бы не объявляли. В третьих, повсюду куча всякого сброда и немытых негров, у которых слог f…king всегда ударный. И в-четвёртых, здесь все ездят в наушниках! Даже бабушки и те сидят с CD-плейерами! Каково? И да простит мне Виталий Кункевич, но наше -- минское – метро это же ведь просто поход в музей, по сравнению с этими катакомбами с их сбродом и музыкой! Как я хочу туда… Однако, есть и одна особенная разница: здесь всегда sorry и excuse me, а там – могут и в душу плюнуть, а могут и просто растоптать. Есть и тут скотсво, только на него почему-то никто не обращает внимание. Может их эт не касается? А может так и надо?

21 февраля

А это удобно – каждый 3-ий понедельник февраля – День Президента. Лицо там, знаете ли, по телевизору целый день любимое… Вот бы нам такой… нет, вот бы им такого.

25 февраля

Никогда не верил, что смогу что-нибудь купить в Инете! Купил. Вчера полез на www.uBid.com, кликнул пару раз, ввёл номер карточки, адрес, сделал ставку, и – купил видеодвойку за 180 у.е. Дёшево и сердито.

29 февраля

последний високосный день, последний високосный год, последний день зимы, последний год в столетии, всё кончается! Вот и страничка в этом номере тоже – последняя. С праздником весны Вас всех! Счастья и не болейте.

То be continued...

Donner !   (aнонс) В новом выпуске вы действительно сможете увидеть картинки, о которых гласит название сего журнала! Не верите? Вот вам аванс.


Visit #99120Visit #99120Visit #99120Visit #99120Visit #99120
Next Page Previous Page Previous Page